ЭТО ВРЕМЯ ВЫБРАЛО НАС

06.05.2014

Воспоминания ветерана уголовно-исполнительной системы, Федора Федоровича Хилько, во многом схожи с тем, что не раз рассказывали другие представители этого, увы, уже почти ушедшего от нас поколения.

— Родился я 28 декабря 1918 года в селе Куреж Идринского района, в большой и дружной семье. — Начал свое повествование Федор Федорович.

 - Знаете, тогда нам жилось очень трудно. Тридцатые годы как сейчас помню, мы голодовали сильно, дох скот, в селе свирепствовала сибирская язва. Хотя и считалась наша семья по тем временам достаточно зажиточной, но нам с братьями и сестрами,  как и многим мальчишкам и девчонкам в те годы, пришлось узнать, что такое голод и серьезный, без скидки на возраст, сельский труд. После коллективизации наша семья была раскулачена, посчитали нас за кулаков, и отец принял решение переехать в город Абакан. Первоначально поселились в районе Гавани, в землянке трудно было. Мы в селе потеряли кров, имущество, привычный образ жизни – нужно было начинать все заново. Отец нашел работу в кузнице, мы как могли, помогали ему. Еще в селе я пошел в школу с 6 лет и здесь, Абакане продолжил обучение в школе №1. В 17 лет поступил в Красноярский Лесотехнический техникум, который закончил в 1936году и был направлен мастером лесозаготовок в село Арбаты. А в 1940 году я получил повестку, наш призыв был. Призвали в Красноярский военкомат, там всё оформили, ночь в ожидании отправки. С песнями, полные сил и энергии, мы поехали на  Дальний Восток. Понятно, что, никто о войне не мечтал. Тем более что 40 год был спокойный.  Первая остановка- город Владивосток. Там  нас всех сгрузили, по зданиям разместили и стали распределять, кого куда. Меня сразу отправили во Владивостокское пехотное училище. По окончанию обучения присвоили звание лейтенант. На первый взгляд, со службой мне как будто и повезло: на лесокомбинате, расположенном на берегу реки Даубихе  я нес службу в должности инженера по технике безопасности, обучая солдат. Ранней весной 41 года наша строевая часть была дислоцирована на озеро Ханко на Дальнем Востоке. Рядом граница с японцами, для нас юных солдат все было интересно. Проходили обучение, из нас готовили младших командиров запаса пулеметного взвода. Я был назначен вторым номером на пулемет «Максим». Служба шла своим чередом.

В один из тихих и спокойных вечеров, в летнем кинотеатре, где мы отдыхали от службы, вместо просмотра художественного фильма, по радио передают выступление Молотова о вероломном нападении на нашу страну. Сразу же раздается команда: «Подъем! В роту». Нас опять собрали в  полк, погрузили в эшелон, отправили вновь во Владивосток, на учебу.

В 42 году нашу роту поездом отправили до Москвы. Прибыв до станции Кривомузлинская, расположенной  под Сталинградом, нас сразу же хотели направить через реку на передовой край. И только благодаря одному капитану, который настойчиво предложил нам окопаться здесь же мы остались живы. Представьте, тишина, на небе ни одного фашистского самолета, казалось бы, ничто не предвещало беды, и вдруг начались налеты вражеской авиации на станцию. Сколько их было, не помню. Это даже не налеты были, а попытки врага полностью уничтожить нас.

Через несколько минут от станции осталась руина камней. Всех кто остался в живых построили, направили на запад. Перед нами стояла задача, обороняясь остановить продвижение противника, который превосходил наши войска в людях в 1,4 раза, танках в 2 раза, в самолетах - в 3,5 раза. Навстречу нам шли раненные солдаты. Кто без рук, кто без ног на тележках. Словом, тяжелораненые. Молоденький лейтенант нам посочувствовал, мол, и вы завтра будете такие же. Все время в окружении наши войска стояли в обороне и отбивали контратаки немцев, потери несли колоссальные. Самым страшным в первых боях для меня было именно окружение, ты бьешь по врагу, а по тебе стреляют со всех сторон, непонятно, где свои, а где противник, стрельба идет отовсюду. Потом ты уже так привыкаешь, и вроде бы и не замечаешь выстрелов, наоборот, когда тихо становится, сразу вздрагиваешь, думаешь, чего это тихо, что там приготовил немец. Определившись в направлении, мы остановились на ночлежку, окопались, а утром выяснилось, что мы оказались как раз в тылу врага, оказывается село, захватили немцы. Чистое поле, не видно ни одного немецкого солдата, нет выстрелов. В условленное время рота поднялась в атаку, но пулеметный огонь из 13-и вражеских танков, заставил  бойцов залечь. Атака захлебнулась…кровью наших солдат. Конечно, самое страшное – это атака. Словами очень сложно передать, как тяжело было оторваться от земли и пойти вперед…

В этом бою я получил первое ранение в ногу. Всех живых собрали и транспортировали в «госпитали», а под них были предназначены и больницы, и д. сады, и различные учебные заведения, в город Сталинград. Нас разместили в  педагогическом институте. В 5-ти этажном здании в каждом окошечке можно было увидеть десяток раненных лиц, на лестничных площадках, в подвалах, кругом были раненные, стоны, плачь, крики раздавались всюду. Добрая медсестра принесла мне матрац, и я наконец-то забылся в тревожном сне. Ночью нас атаковали фашистские самолеты, так что из тех раненных, что были в госпитале, в живых остались не многие, которых транспортировали в город Саратов, для дальнейшего прохождения лечения. После непродолжительного лечения такие же солдатики, как и я, получили вооружение (пулеметы, автоматы), и снова на фронт, пешим ходом направились на Сталинград, а это более 500км.  Больше одного месяца продолжалось наше продвижение к фронтовой полосе. Многие ветераны, наверное, меня поймут, как был переутомлен у каждого из нас организм - засыпали на ходу. Для обороны приходилось с ходу занимать позиции на местности, где отсутствовали заранее подготовленные оборонительные рубежи. Большинство соединений Сталинградского фронта представляли собой новые формирования, которые еще не были должным образом сколочены и, как правило, не имели боевого опыта. Ощущался острый недостаток в истребительной авиации, противотанковой и зенитной артиллерии. Во многих дивизиях не хватало боеприпасов и автотранспорта. Так и наш полк, по прибытию сразу был брошен в атаку на передний край. Трое суток, три раза полк поднимали в атаку: «Вперед за Родину! За Сталина», с такими словами шли в бой. От нашего полка остались в живых 20-30 человек. Если честно - на передовой страшно было всегда! То были самые тяжелые бои за все время войны, не столько из-за своей напряженности, а из-за той ответственности, которая тогда на нас была. Задача была  - умереть, но не пропустить немцев, и мы все были готовы к этому.

Вот такие тяжелые бои проходили. В этом бою я получил вторичное ранение и был госпитализирован в Саратов. После прохождения лечения был направлен в штаб округа с мандатом «ограниченно годен». По счастливой случайности затем откомандировали в Красноярский край  в Военкомат, далее откомандирован в город Абакан помощником 5-ой части. Время было такое: выбирать не приходилось. «Ограниченно годные» солдаты возвращались к себе домой. Словом, возрождать мир, который был разрушен. В 45 году демобилизовался, и снова  направили на работу, как военнослужащего начальником отделения №3 военнопленных японцев. Вскоре лагерь реформировали и военнопленных японцев отправлять домой. Меня направили в Сорский леспромхоз, где я проработал более 6 лет. Учеба в  Сибирском лесотехническом институте придала еще больше уверенности в завтрашнем дне. По рекомендации партийной организации был после учебы рекомендован на должность, заместителя начальника по производству управления исполнения наказаний в Решеты, Красноярского края, где в звании полковника ушел на заслуженную пенсию - военные раны дали о себе знать.

Этому человеку есть чем гордиться,  и мы по праву можем назвать его героем. На что Федор Федорович  удивляется и возражает: «Ну, какой же я герой? Самолёты не таранил, амбразуру вражеского дзота грудью не закрывал. Делал своё солдатское дело – и всё. Воевал как многие другие». 

Когда Федор Федорович  надевает парадный китель, на его груди сияют Орден знак почета, Орден красной звезды, Орден Отечественной войны 1 степени, орден за заслуги перед Хакасией, различные медали.

Этот солдат отстоял Сталинград, выжил в тех страшных сражениях, когда земля горела под ногами, когда рядом погибали такие же солдаты, как и он, когда сила ненависти к врагу переполняла сердце, и была вера в правоте своего дела.  Хочу добавить, что в мирные дни, верный долгу, он не искал лёгких путей, трудовая деятельность  Федора Федоровича насчитывает не один десяток лет. Казалось бы, мог бы получать военную пенсию и отдыхать, но не из тех людей наш герой. Еще более 30 лет продолжал трудиться на различных высокопоставленных должностях. На службе всегда был на хорошем счету, имеет многочисленные трудовые награды.

По материалам Совета ветеранов УФСИН 


Дата последнего обновления: 06.05.2014 09:41

архив новостей

« Июнь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1
2018 2017 2016  
Что делать, если в отношении осужденного предпринимаются мошеннические действия?
ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНАЯ Напишите нам электронное письмо

Телефон доверия

важная информация